Потерянная Осетия

Владикавказ. Комплекс казарм Апшеронского полка, XIX в.

Назначение: жилые
Статус: федерального значения
Координаты: 44.669248, 43.029566

 


АПШЕРОНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ ПОЛК


         В 1896 г. из слободы Темир-Хан-Шуры во Владикавказ был переведен 81-й пехотный Апшеронский Его Императорского Высочества великого князя Георгия Михайловича полк. С этого времени почти на двадцать лет славные апшеронцы сроднились с владикавказцами, деля с ними радости и горести.

         Полк вел свою историю от 9 июля 1724 г., когда из находившихся в персидском походе различных частей был сформирован Астрабадский пехотный полк. 7 ноября 1732 г. полк был переименован в Апшеронский. С тех пор не было войны, в которой апшеронцы бы не участвовали и каждый раз они были примером мужества и храбрости.

          В 1736 г. полк участвовал в турецкой войне и особенно отличился со своим командиром, полковником Ломаном, в «Донскую экспедицию», при взятии крепости Азова. В 1736-39 гг. апшеронцы совершили ряд походов в Крыму, в 1741 году действовали в Финляндии, где при взятии шведской крепости Вильманстранд потеряли убитым, своего командира полковника Ломана. В августе 1743 г. на галерах Апшеронский полк в числе других войск отплыл в Швецию - на помощь королю. Почти год пробыли апшеронцы в Швеции и только в мае 1744 году возвратились в Россию.

           В 1748 г. полк снова выступил в поход в составе корпуса, направленного в Австрию на помощь Марии-Терезии. Затем с 1757 г. выступил против пруссаков; он с особым отличием сражался под Грос-Егерсдорфом, был в Цорндорфском бою, a в 1759 г. - под Пальцихом и Куннерсдорфом, где в критический момент боя полк, несмотря на жестокий пушечный огонь, молодецкой атакой привел пруссаков в смятение и увлек за собой другие полки, что дало решительный поворот к победе. Подвиг этот дорого стоил полку: командир его полковник князь Петр Долгорукий был тяжело ранен, 17 офицеров ранены, a 8 - убиты. Согласно полковому преданию, в ознаменование того, что полк в сражении находился по колено в крови, он был награжден особыми «красными чулками»; однако документальных доказательств пожалования такой исключительной награды нет. В 1760 г. апшеронцы был в отряде, занявшем Берлин, за что полк заслужил свою первую боевую награду - серебряные трубы с надписью: «Поспешностью и храбростью взятие Берлина, 28 сент. 1760 г.».

          В 1769 г. полк вновь выступил в поход, приняв участие в турецкой войне, и действовал с особым отличием под Хотином, Ларгой, Кагулом, неоднократно при штурмах крепостей Журжи, под Бухарестом, Туртукаем и Бахонешти, проходя боевую школу Румянцева и Суворова. Особо выдающиеся отличия полк оказал при штурме ретраншемента Журжи, где приходилось заваливать ров и взбираться на вал, - во главе апшеронцев был их доблестный командир полковник Колюбакин, заслуживший за этот подвиг Георгия 3-й степени.

          Боевые традиции апшеронцы продолжили и в 1773 году, когда в неудачном набеге за Дунай арьергард полка (3 офицера и 153 нижних чина), окруженный турками, бился, спасая однополчан, и весь погиб в штыковом неравном бою... С горькой гордостью мог полк носить установленную в память этой войны медаль с выразительной надписью: «Победителям». 
В 1787 г. полк вновь выступил в поход против турок. В эту войну (1787-1791 гг.) апшеронцы отличились при взятии Галаца, a затем, действуя под командой самого Суворова, занесли в свой боевой формуляр Фокшаны, Рымник и штурм Измаила, за который заслужили отзыв Суворова: «Апшеронского полка стрелки... дрались как львы», и медали на Георгиевской ленте с надписью: «За отменную храбрость». Командир полка князь Лобанов-Ростовский получил орден св. Георгия 4-й ст., a за Мачин - и Георгия 3-й ст.

          После заключения мира, полк двинулся обратно в Россию, и сразу же был направлен в Польшу, где воевал с восставшими поляками. Особо апшеронцы отличились под Прагой (пригород Варшавы), за блистательный штурм которой два майора – Е. Марков и С. Дендрич были награждены Георгием 4-й степени, a полк заслужил лестный отзыв Суворова: «сие дело подобно измаильскому». 
После незначительного мирного периода апшеронцы, во главе со своим шефом графом M. A. Милорадовичем, в 1798 году выступили в итальяно-швейцарский поход и участвовали в сражениях при Лекко, Бассиньяна, Треббии, Нови, Обер-Альп, на Чертовом мосту, Амштеге и Муттентале, заслужив в армии почетное имя «богатырского полка».

          В кампанию 1805 году полк постоянно находился в арьергарде, при этом особенно отличился под Амштетеном и Кремсом в ожесточенном 8-часовом бою, в котором апшеронцы потеряли убитыми и ранеными 15 офицеров и 452 нижних чина; под Аустерлицем же полк бился столь геройски, что потерял 13 офицеров и 469 нижних чина, но, тем не менее, одним из последних покинул поле битвы, прикрывая собой отступление нашей армии, под командой своего шефа генерала Милорадовича.

          В 1806 г. полк, вновь выступил в поход и в турецкую войну 1806-1812 гг. участвовал во многих боях; особенно отличились апшеронцы при овладении Бухарестом, в сражениях при Обилешти, Журжи, Рассевате, в неудачном штурме Рущука, под которым из полка геройски убыло 30 офицеров и 421 нижних чина.

           В 1812 г. полк участвовал в сражении при Кобрине и при м. Городечно. Сражением при Березине апшеронцы завершил свое участие в Отечественной войне и выступил в заграничный поход. В кампанию 1813 г. они участвовали в осаде и взятии крепости Торна, в сражениях под Бауценом, Кацбахом и под Лейпцигом. В кампанию 1814 г. полк был в сражении при Шампобере, апшеронцы особенно отличились, расстреляв все патроны и прокладывая себе дорогу штыками. К Парижу состав полка растаял за два года настолько, что он превратился фактически в роту (4 офицера и 194 рядовых).

            После возвращения в Россию, в 1819 г. полк выступил на Кавказ, где остался на долгое время. Из подвигов апшеронцев в Кавказскую войну необходимо отметить некоторые особо доблестные. 
В 1819 г. 2 роты полка прославились обороной Чирахского укрепления, в котором они 3 дня отбивались от ожесточенных штурмов шести тысяч горцев. В 1839 г. полк прославился изумительным штурмом Ахульго, где апшеронцы атаковали мюридов «по такой тропинке, где едва могла ступить нога человека». За это дело полк получил особые медали с надписью: «За взятие штурмом Ахульго в 1839 г.», a кроме того, все батальоны заслужили Георгиевские знамена с надписью: «За отличие при взятии штурмом Ахульго 22 авг. 1839 г.». В 1843 г. с такой же геройской отвагой поручик Доманский с 144 человек отбивался в Балаканском укреплении 2 дня; уцелевшие 80 чел., встретив тысячи горцев штыками, пали в бою, a три тяжело раненых офицера были уведены в плен и погибли мученической смертью. В том же году штабс-капитан Дементьев с 2 ротами, защищая Цанатыхское укрепление, почти два дня ожесточенно бился с отрядами Шамиля, отвергая все предложения сдачи. Гарнизон, видя неминуемую гибель, решил взорваться, что взялся привести в исполнение прапорщик Безруков, но этого подвига ему совершить не удалось, так как шальное ядро оторвало ему руку и он истек кровью; мюриды же, ворвавшись в укрепление, жестоко расправились с уцелевшими 95 человеками, которые все погибли в последнем бою. От ярости, что никто не сдался, Шамиль приказал даже сжечь тела защитников. В том же году апшеронцы, под командой подполковника Пассека, столь же мужественно оборонялись целый месяц в укреплении Зыряны, дойдя до такой крайности, что люди пухли от голода, но и при этих условиях доблестный гарнизон не падал духом, a готовился погибнуть славной смертью, от которой его случайно избавила подоспевшая наконец выручка. Император Николай I за этот подвиг произвел сразу подполковника Пассека в генералы, с назначением командиром Апшеронского полка, и наградил орденом св. Георгия 4-й степени.

          В 1845 г. в Даргинском походе особенно отличился 3-й батальон потерявший в боях свыше 300 человек и заслуживший новое Георгиевское знамя с надписью: «За взятие приступом Ахульго и за поход в Андию в июне и в Дарго в июле 1845 г.». В деле под Кака-Шурой Пассек с одним батальоном 4 сотнями донцов и 2 орудиями разбил и разогнал 30-тысячное войско горцев, захватив 23 значка и знамя даргинского народа. К числу полковых героев этого времени принадлежит и подполковник Н.И. Евдокимов (впоследствии известный полководец).

          В походе 1859 года апшеронцы со своим командиром, полковником Тергукасовым  особенно отличились при штурме Гуниба, где они при помощи веревок с крючьями взобрались на почти отвесную кручу и, выбив в отчаянном бою штыками мюридов из завала, двинулись к аулу, который горцы считали неприступным. За этот исключительный подвиг двум батальонам полка были пожалованы Георгиевские знамена.

         В 1873 г. два батальона апшеронцев приняли участие в Хивинском походе. Особенно отличились они y г. Янгияна и под Хивой, где апшеронцы отбили 2 хивинских пушки. 
В войну 1877-1878 гг. два батальона приняли участие в усмирении восстания в Дагестане и Чечне, за что полк получил Георгое знамя.

          В 1880 г. апшеронцы приняли участие в покорении Ахал-Теке. Во время осады Геок-Тепе они испытали тяжкое несчастие: в ночь на 28 декабря 5000 текинцев, произведя внезапную вылазку, вырезали взвод 16-й роты и изрубили в траншее 14-ю роту, мужественно защищавшую батальонное знамя, около которого доблестно пали 3 офицера, врач и вся рота, за исключением 17 чел. В общем три роты апшеронцев потеряли убитыми 6 офицеров и 74 нижних чина, ранеными 1 офицера и 28 нижних чина, но еще более страшной потерей была утрата знамени, которое захватили текинцы. Генерал Скобелев, убедившись, что и в постигшем несчастии апшеронцы гибли геройски, объявил им, что назначает батальон, потерявший знамя, в голову штурмующей колонны. 12 января 1881 г., при штурме Геок-Тепе, этот батальон неудержимо бросился в брешь стены и вскоре овладел участком ее, a левее его быстро взобрался на стену и 3-й батальон апшеронцев, знамя которого первым взвилось над Геок-Тепе. Далее батальоны неудержимо ворвались в самую крепость, где закипел страшный бой. В пылу боя апшеронец подпоручик Воропонов, заметив y одной кибитки родное знамя, бросился к нему и отбил его. Так 4-й батальон вернул свое знамя, понеся до 30 % всех потерь и оставшись всего в составе 179 человек. По высочайшему повелению знамя было возвращено батальону, который восторженно принял его; в незабвенный день передачи многие бросились к знамени, с радости плакали и целовали его...

         Если подвести итоги боевой деятельности полка к этому времени, то получится, что за 157 лет своего существования (1724-1881 гг.) полк провел в походах и войнах 110 лет и участвовал в 176 сражениях, в которых потерял убитыми и умершими от ран 117 офицеров и сотни нижних чинов, георгиевскими кавалерами стали 31 офицер и свыше 1500 нижних чина и целый ряд высших боевых наград.

        Прибыв во Владикавказ, апшеронцы сразу же включились в общественную и культурную жизнь города. Офицеры преподавали в учебных заведениях города, их жены участвовали в различных благотворительных и культурных мероприятиях.

         Полк занимал казармы на нынешнем Проспекте Коста, где и сейчас находятся войсковые части. Недалеко от них была церковь Петра и Павла (Тенгинская), которая с приходом Апшеронского полка стала именоваться Апшеронской. А рядом с ней (в районе нынешней тюрьмы) образовался небольшой переулок названный – Апшеронский, так он именуется и по сей день. 
Полк входил в состав 21-й пехотной дивизии (штаб во Владикавказе), которая в свою очередь была в 3-м Кавказском армейском корпусе (штаб во Владикавказе).

Более подробно об истории Апшеронского пехотного полка можно прочесть на сайте www.oldvladikavkaz.ru